Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 29.07 73.61 -0.2383
EUR 29.07 86.92 -0.0746
Архив номеров

О вакцинации, ковиде и диком средневековье

2021-07-15

Сто раз известный факт, затертый до дыр по хрестоматиям, – первую прививку в России себе поставила Екатерина Великая. Привилась царица от оспы, от которой в то время умирало до двухсот тысяч жителей в год. Каждый седьмой ребенок. С начала прививочной кампании середины 18 века болезнь свои рубежи сдала, но не пропала. Почему? А потому что указа об обязательной вакцинации вплоть до 1919 года никто из высочеств так и не издал. Его Владимир Ильич издал в 1919 году. К 1937 году с оспой было покончено.

К чему это я? А к тому, что не издали указа еще и потому, что дюже боялись непредсказуемой реакции жителей. Старообрядцы, к примеру, наотрез от прививок отказывались, почитая оную печатью дьявола, о том писала газета «Русское слово» уже в 1909 году, указывая на полную возможность гарей, то есть самосожжения. Да что там Россия, полная суеверий и дремучести. В 1904 году в Рио-де-Жанейро вспыхнул бунт, который войдет в историю, как оспенный, – жители с оружием в руках встречали врачей, проводивших вакцинацию. Нет, правда, мужчины-то были готовы привиться, а вот женам сие запрещали. Будет еще супруга перед кем-то заголяться. На этой волне дремучей нравственности и вспыхнул бунт.

Хотите еще историй? Их много. Любой процесс вакцинации – это всегда сражение между средневековой дремучестью и прогрессом. Ковид – не исключение. Про печать дьявола, правда, уже не говорят, а вот про чипирование – сколько угодно. И черт чипа не слаще. Та же средневековая дремучесть.

* * *

В Большую Сею «поликлиника на колесах» прибыла к 8 утра в сопровождении и.о. заместителя главы района по социальным вопросам Елены Александровны Цыганковой.

Дорогой успеваю узнать, что вот так «лаборатория на колесах» курсирует по деревням строго по графику. Согласитесь, удобно – не ехать в райцентр, а привиться в родном селе. Вот недавно были в Сирах, от желающих привиться отбоя не было. Более 30 человек. Чего-то подобного ждем и в Большой Сее.

Но, сурово поджав губы, местный фельдшер сообщает:

– Двое придут привиться.

– Как двое, – вырывается враз и у Елены Александровны и у меня.

Фельдшер пожимает плечами:

– Так, двое.

– Вы считаете это нормально?

Опять пожатие плечами.

Какое-то странное безразличие для человека, избравшего себе в качестве служения медицину.

Огромный автобус, врач-терапевт, медсестра, водитель и всего два человека придут?

– Вы предупреждали, что автобус придёт?

– Я не должна этого делать.

– Но вы же врач! – вырывается у меня. – Вы должны быть заинтересованы.

– Я не врач.

– Хорошо, фельдшер. Вы отвечаете за здоровье людей!

– Ни за что я не отвечаю.

У меня полный разрыв шаблона. Ау, как вы там, английский врач Уайт, первым прививший себе чуму? Умерший на передовом крае борьбы с, казалось бы, неизлечимой болезнью. А вы, Илья Мечников и Николай Гамалея, вы, прививавшие себе холеру и тиф, в поисках вакцины, вы слышите? Оказывается можно, прикрывшись белым халатом, ни за что не отвечать.

Впрочем, халата на фельдшере нет. Маски тоже.

Я бы еще долго кипела, но вопреки всем печальным прогнозам фельдшера прививаться пришли отнюдь не двое.

Первыми дружно отметились культработники – завклуб, худрук, библиотекарь.

Пытаю Елену Болонину, мать уже взрослых детей, бессменного библиотекаря.

– Страха не было?

– Как не было? Был. Но и за родных страшно. Еще подцеплю заразу, – улыбается чуть смущенно.

В воздухе четко витает ощущение тревоги или страха. Люди подходят, стоят на крыльце сельсовета, общаются. И не сразу решаются поставить вакцину. Страхи, страхи, страхи.

С ними «в войну» вступает Елена Александровна и терапевт Таштыпской больницы Руслан Дмитриевич Алагашев.

Слышу, как Елена Александровна отвечает кому-то на вопрос:

– Любая вакцинация – всегда может дать различную реакцию. Я это знаю по себе. Вы проанализируйте свое здоровье, свои болезни. И пощадите их после прививки. Болят почки – будьте внимательны к почкам. Сердце – следите за сердцем…

Здесь же стоит парень, пожалуй про таких говорят – кровь с молоком. Крепкий, рослый, но прививаться боится. Впрочем, у него есть причина – ровно полгода назад коронавирус он уже перенес. И сейчас просто опасается перебрать с антителами. Но опасается очень шумно и громко.

– Мне кто-нибудь гарантию даст, что я привьюсь, и никаких последствий не будет?

– Нет.

– А тогда почему меня заставляют прививаться?

– А вас заставляют? Кто?

– Ну, что вы сюда приехали. Всех уговариваете.

– Кого всех, если мы от сельсовета не отходим.

– А кто мне скажет, что в этой вакцине в составе?

– Терапевт.

И парень следует к терапевту.

Вопросы сыплются, и правильно делают, что сыплются. Если страшно – спроси у специалиста.

– Вы какой вакциной прививаете?

– Спутник.

– Её состав?

– Вот, – парню пододвигают согласие на прививку, где прописано всё, в том числе и состав вакцины.

– Вы вот это согласие с людей берёте, чтобы потом ни за что не отвечать? Помрет человек, не помрет – вы будете ни при чём.

– Случаев смерти от вакцины еще не зарегистрировано. А вот от заболевания регистрируют каждый день, – устало вздыхает молодой врач, похоже он уже привык отвечать на такие вопросы.

– А почему говорят, что прививка ничего толком не дает, вон люди ставят и болеют.

– Да, прививка не дает стопроцентной гарантии, что вы не заболеете, но она дает гарантию, что вы болезнь перенесете в легкой форме. Без ИВЛ и реанимаций.

– Я полгода назад перенес ковид, а вы мне готовы поставить прививку и даже тест на антитела не делаете? А если я умру?

– Пожалуйста, Вы можете обратиться в поликлинику и пройти тест на антитела.

– Но вы же хотели мне поставить прививку без теста. И что бы было?

– У вас было бы больше антител и только-то.

Слушаю всё это и вспоминаю про развившийся на волне прививочной кампании вакцинный туризм. К нам едут за вакциной из сытой Европы. А тут вакцина едет в село и…

Впрочем, право на страх у людей есть, страх – это такой своеобразный защитный механизм перед всем новым, неизведанным.

В этот день к автобусу пришел 21 человек. В 10 раз больше, чем прогнозировала фельдшер, которая не врач.

Троим в прививке отказали, порекомендовав пройти обследование. 18 человек привились.

И были еще те, кого про себя назвала наблюдателями. Они просто стояли, смотрели, вели разговоры.

– Вы чего боитесь? – подступаю к женщине средних лет.

– Ничего, нет, но как-то быстро разработали эту вакцину. Кому-то это выгодно… И еще насильно сгоняют прививаться…

– В смысле сгоняют?

– Говорят, что непривитых не допустят к работе. Ведь такое может быть?

– Если работаете с людьми. Вы не должны быть для них опасны.

– А зачем всеобщую-то вакцинацию делать, никогда такого не было.

Было. В том самом 1919 году, Ленин был первым, кто из российских правителей объявил всеобщую вакцинацию против оспы. Той самой, с которой боролись на протяжении двух веков до того, применяя частичную вакцинацию.

Через восемнадцать лет оспа была побеждена.

В Советском Союзе, к счастью, не особо миндальничали с «антиваксерами». У каждого советского ребенка в карте стояло – привит по возрасту. Без прививок не принял бы ни один садик. Передовое было государство по части прививок и вакцин.

– Тогда скажите, почему сами медики не прививаются, а?

Потому что медики разные бывают. Есть те, кто отвечает за все. И те, кто ни за что не отвечает. Узнала вот, что и такие есть в самой благородной профессии. Отвечаю так:

– За всех не скажу, но Геннадий Онищенко (главный санитарный врач России) привился еще в конце прошлого года, причем вакциной, которая тогда даже зарегистрирована не была. Проверил на себе, в лучших традициях российской медицины.

Женщина вздыхает:

– А я досконально проверюсь, почитаю, что в интернете пишут, и привьюсь. Надо прививаться, все равно надо.

Уже перед отъездом говорю Тамаре Владимировне Сазанаковой, главе Большесейского сельсовета:

– Хоть 18 человек. Боялась, что придут двое. И как бы я писала о Большой Сее? Что вы тут струсили все, работа не ведется, глава и фельдшер спят?

– Это в Большой Сее туговато. А Малая Сея и Верхняя – чуть ли не в полном составе. Там фельдшеры молодцы, – возражает Тамара Владимировна, и спешит встретить у дверей «амбулатории на колесах» отца. Он только что получил первую дозу вакцины.

– Девятнадцатый, – ставлю мысленно галочку.

– Этого мало, очень мало, в районе привито 40% населения. Чтобы побороть эпидемию, надо чтобы было привито не менее 70% населения, – поясняет Елена Александровна. – У нас у каждого должна быть своя мера ответственности перед страной, собой, родными. А её пока нет у многих.

Интересно, сколько процентов населения у нас заражено средневековой тьмой и страхом? Сколько еще считают прививку печатью дьявола и готовы сгореть в огне коронавируса, но не подпустить к себе врача?

* * *

Екатерина Великая писала в 1768 году: «Среди простолюдинов страх прививания особенно велик, говорят, что у многих англичан, коим учинено оспенное привитие, выросли коровьи рога».

На дворе двадцать первый век. Двадцать первый! Но ох, сколько еще людей видят на лбу привитых рога…

Наталья Ковалева

398

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom