Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 29.07 73.61 -0.2383
EUR 29.07 86.92 -0.0746
Архив номеров

Еще один из рода Бутанаевых

2021-04-30

Алексей Николаевич Бутанаев, 1923 года рождения, из Большой Сеи. Время нехотя открывало завесу над его военной судьбой. Два наградных листа, причем один на Бутанаева, другой – на Бутонаева. И всё. Даже сама его смерть оставалась загадкой. Но самое обидное, что Алексея не упомянули ни в Книге Памяти Республики Хакасия среди погибших, ни в многотомном издании «Солдаты Победы» среди вернувшихся с войны.

И если бы не строки из поисковой работы Галины Романовны Канзычаковой о воинах-большесейцах, его имя засыпало бы время, как оно засыпает города. Она же бережно сохранила фото. На нем юные лейтенанты, еще без орденов и медалей, улыбающиеся и беспечные, и наш Алексей, самый строгий из них и самый суровый.

И если бы не эти строки, если бы не этот суровый взгляд молодого мужчины с фотографии, полной улыбок…

Потомок славного рода

Алексей родился в семье Бутанаевых, семье, что давно и прочно вписана в историю Хакасии. Виктор, Яков, Алексей, Григорий, Маргарита – пять детей. Каким было его детство, можно предположить. Остались воспоминания его брата – Якова, прославленного летчика, отца не менее прославленного историка Виктора Яковлевича Бутанаева. Яков Николаевич писал так:

«Отец, Бутанаев Николай Андреевич, 1889 г.р., мать Варвара Константиновна,1892 г.р., родились, жили и поженились здесь. Босоногое детство мое прошло на Большой Сее. В семье нас было пятеро детей, четыре брата и сестра. Жили бедно, но дружно. С весны до осени бегали босиком, ноги в цыпках, подошва за лето становилась такой твердой, что иголки боярки ее не протыкали. Играли в лапту, в бабки, лазали по горам. Весной на Самаскае копали кандыки, саранки, летом собирали кислятник, пучки, то есть добавляли питание тем, что давала природа. Но и по хозяйству помогали, зимой пилили и кололи дрова, ухаживали за скотиной. К лошадям нас приучали с пяти лет, мы их поили, учились запрягать, а потом и копны возили».

Обычное детство обычного сельского мальчишки. Грянувшая война оборвала обычную нить судьбы.

Мальчик с кубарями на зеленых петлицах

Алексея призвали на фронт 4 ноября 1941 года. Передо мной учётная карточка, заполненная его рукой, ровный красивый почерк.

И в этой карте четко значится: окончил 9 классов средней школы, и дата – апрель 1941 года. Не успел Алексей получить среднее образование – война не дала.

Но девять классов – это не просто хорошо, это очень и очень хорошо. Серди призывников сороковых-пороховых образование три класса – не редкость, но чаще всего в их документах значится 7 классов. У Алексея – девять. И именно это решает его судьбу.

11 ноября 1941 года он зачислен в Первое Киевское артиллерийское училище имени С.М. Кирова. Пусть вас не смущает название – Киевское. В 1941-1942 году в Красноярский край эвакуируют более десяти военных училищ и школ. И Киевское артиллерийское прибывает в эвакуацию одним из первых – летом 1941 года (этот снимок сделан в апреле), уже успев поучаствовать в обороне Киева. Но слово документальным источникам.

Вх. № 584 от 12 июня 1942 г. секретарю Красноярского крайкома ВКП(б) тов. Голубеву. Справка. 1-е Киевское Краснознаменное артиллерийское училище имени С.М. Кирова с начала войны произвело 10 выпусков. Выпущенными лейтенантами и младшими лейтенантами можно полностью укомплектовать 40 артиллерийских полков. По заданию Москвы произведен специальный выпуск батареи политбойцов. Училище получает массу писем с фронта, в которых указывают на хорошую работу выпущенных лейтенантов. До настоящего времени не было ни одной жалобы на то, чтобы какой-нибудь выпущенный командир не оправдал доверия партии и правительства. Многие из выпускников награждены орденами. Командование получает благодарности за воспитание. За военкома училища батальонный комиссар Копнин.

Обратите внимание на дату, с момента эвакуации не прошло и года. Среди выпускников училища и наш Алексей Бутанаев. 4 января 1942 года он принимает присягу. А в апреле уже убывает на фронт в звании младший лейтенант. Я смотрю неотрывно на это фото юных лейтенантов, фото, полное весеннего солнца. Такого яркого, что Алексей щурится. Да, скорее всего это фото выпуска, новенькая форма, еще ни орденов не медалей, еще все живы и полны надежд.

Еще один выпускник Первого Киевского артиллерийского училища – Анатолий Чмыхало – известный писатель, поэт, журналист, так будет вспоминать о своем выпуске:

«Мы проучились 8 месяцев и стали лейтенантами. Никаких торжеств по этому поводу не было. Просто раздали нам хлопчатобумажную форму без заплат, алые кубари, которые мы прилаживали на зеленые петлицы гимнастерок. Заодно подгоняли шинели по росту, пришивали новые подворотнички. Волновались, конечно. Мы не просто уезжаем, куда придётся – мы едем на фронт, где решается судьба нашей Родины, мы защитим её. Мы закроем её своей грудью. А утром – прощайте, родные пушки и конюшни, век бы вас не видеть. Мы с удовольствием печатали четкие шаги, отделявшие нас от Красноярского военного городка. Шли с надеждой, что на фронте не будет хуже, и каждый верил в свою счастливую звезду».

У Алексея два кубаря, он младший лейтенант. И он тоже верит в свою счастливую звезду. И звезда приведет его в 152-й гаубичный артиллерийский полк или, как сказано в учетной карточке, в распоряжение начальника артиллерийской Московской зоны обороны. Полк относится к резервным силам ставки главнокомандующего. И базируется в Московском военном округе.

Но уже в июле 1942-го в учетной карте новая отметка: «90-й артиллерийский полк, 40-ая гвардейская стрелковая дивизия, командир огневого взвода».

Крещение Сталинградом

Следующий фронтовой документ перебросит нас в июль 1943-го. И это будет наградной лист ордена Красной Звезды. Но целый год в условиях войны?! Его же надо было суметь прожить, нет, его надо было суметь провоевать.

В наградном листе кратко о службе: «С 8.8.1942 – Сталинградский, Донской, Южный фронты».

40-ая дивизия крещение примет на правом берегу Дона, на подступах к Сталинграду – 15 августа 1942 года на рубеже Ново-Григорьевская, Сиротинская. И примет бой против четырех дивизий противника. И удержит рубеж. Как? Видимо, чудом.

Передо мной красноречивый документ – короткая записка, докладная? Очень сложно дать четкое название этому воплю о помощи на листе, где размашистым почерком красным карандашом: «В дивизии критическое положение из-за отсутствия всех видов бое припасов. Прошу помощи ТБ ликвидировать прорвавшегося противника. К-р 40 Гсд ген-майор Паст 17.08».

Автор документа – генерал-майор Пастревич Александр Иванович, человек, получивший академическое образование. Но если лоб в лоб на тебя движется сила, превосходящая тебя вчетверо, а сил и боеприпасов нет, какие, к чёрту, правила русского языка.

Помощь подойдет 18 августа дивизия вместе с 1-й гвардейской армией войдет в состав Сталинградского фронта, с честью выдержав крещение огнём. Впрочем, это было только начало…

Журнал боевых действий 40-й дивизии в период с августа по октябрь 1942-го – это огневая летопись огневого года. И упорно из записи в запись повторяется фраза: «Дивизия удерживает свои позиции». Такова была задача – удержать рвущихся фашистов. Сталинградский фронт, и этим всё сказано.

Какова же была в этом удерживании роль Алексея Бутанаева? Точно можно сказать, что под Сталинград он прибывает 12 августа 1942 года. Вот сухие строчки из журнала боевых действий дивизии: «Прибыл 90-й гвардейский артиллерийский полк и в 13.00 производил выгрузку. С наступлением темноты – сосредоточиться в балке севернее Ниж. Липки. В течение дня части дивизии производили окопные работы с мерами маскировки, приводили себя в порядок и проводили занятия».

Из учетной карточки ясно, что Алексей – командир огневого взвода. Значит под его началом три гаубичных расчёта.

И вновь к журналам боевых действий дивизии, как там артиллерия?

Запись от 25 августа: «Опять недостаток артснарядов. Две гаубичные батареи 986-го артполка из-за отсутствия снарядов сняты с огневых позиций и отведены в укрытие. Полковая артиллерия всех полков в бою участия не принимает из-за отсутствия снарядов. Потери дивизии на 24.8.1942 года – убитыми, ранеными и пропавшими без вести 4801 человек».

Еще через день запись: «К концу дня получен боевой приказ №004/ оп 1-й Гвардейской армии и приказ №064 1-й Гвардейской армии. Командующий требует решительного наступления. Части 205-й стрелковой дивизии наступают на Сиротинскую. Действия 205-й стрелковой дивизии не похожи на наступление, подразделения выходят из опушки леса и залегают под пулеметным и минометным огнем. Несмотря на мощный огонь артиллерии по Сиротинской, командиры жалуются на огонь, а подразделения остаются лежать».

Снаряды подвезли. Артиллерия работает. Где-то в гуще, обеспечивающей «мощный огонь» наш Алексей. Кстати, бои за деревню, точнее укрепрайон Сиротинская, будут продолжаться до 31 августа.

Заметьте – это не город Сталинград, это бои под Сталинградом. Почему-то принято считать, что Сталинградская битва касалась исключительно города. Между тем битва, продолжающаяся двести дней и ночей, изначально шла на огромной территории площадью около 100 тыс. кв. км при протяженности фронта от 400 до 850 км. И участвовало в ней с обеих сторон на разных этапах боевых действий свыше 2,1 млн человек.

Вот данные с сайта Уральского государственного исторического музея: «В боях под Сталинградом 40-ая гвардейская стрелковая дивизия с честью оправдала своё гвардейское звание, ни на шаг не отступила с обороняемых рубежей, сдержала натиск численно превосходящих сил противника. В этих боях с 15 августа по 1 ноября 1942 года 116-й гвардейский стрелковый полк уничтожил 7020 солдат и офицеров противника. 90-й гвардейский артиллерийский полк с 14 августа 1942 года по 1 апреля 1943 года уничтожил 7467 немцев, подбил и сжёг 84 танка, уничтожил 84 пулемёта, подавил 40 миномётных батарей, разрушил 69 блиндажей, 21 наблюдательный пункт, 16 ДЗОТов. Воинами 40-й гвардейской стрелковой дивизии было истреблено более 175 танков, 100 орудий, пулемётов, миномётов и другой военной техники противника».

Такое вот боевое крещение получает молодой лейтенант. Такой вот был первый год войны.

Из гаубиц по танкам

Из наградного листа к ордену Красной Звезды:

«В боях с 7 по 26.7.1943 г. в районе с. Дмитриевка, на реке Миус, тов. Бутонаев работал старшим на гаубичной батарее, под сильным артиллерийским огнем противника точно выполнил все задачи по поддержке пехоты при наступлении, только за 3 дня боев батарей тов. Бутонаева уничтожено 3 ДЗОТа, 3 пулемета, 1 орудие, 2 НП, до 200 гитлеровцев, отбили 7 контратак пехоты и 3 танками противника. За проявленную в боях с фашистскими оккупантами смелость, мужество, отлично выполненную боевую задачу ходатайствую о награждении тов. Бутонаева орденом Красной Звезды. Командир 90 гв. Кр. Артполка, гвардии подполковник (предположительно – прим. ред.) Щелкан С.В.».

Знаете, что удивляет в этом наградном листе? Точнее и удивляет, и объясняет столь высокую награду? Что командовал наш Алексей гаубичной батареей.

Гаубица и пушка имеют ряд существенных отличий. Угол ствола, который, кстати, короче, чем у пушки, таков, что гаубица способна «достать» вражескую пехоту, укрывшуюся в окопе, или спрятавшуюся за холмом, способна создать огневой вал перед своими войсками без риска поразить своих же, но проигрывает пушке в дальности стрельбы и используется для навесного огня по закрытым целям. То есть стрельба идет по примерным координатам по противнику, которого орудийный расчёт не видит. И если верить мудрым знатокам оружия, гаубица для противотанковой борьбы, и вообще для поражения движущейся цели, изначально не предназначена. Единственный способ «завалить» танк – это бить по нему прямой наводкой, причем дальность стрельбы у гаубицы ниже, чем у пушки, чтобы убить танк, его надо подпустить на 400 метров. И обладать уникальной точностью и способностью так рассчитать угол падения снаряда, чтобы он угодил в танк. Да, в годы войны такое случалось, известно, что командир 872-го гаубичного артполка Николай Иванов получил звание Героя Советского Союза за то, что отважные артиллеристы именно так – прямой наводкой отбили 6 контратак танками и уничтожили 18 танков.

По сути, бойцы лейтенанта Бутанаева делают то же самое, отбивая три танковых контратаки. И невозможное стало возможным. Но в какой-то краткий миг старший на батарее должен был принять решение и рискнуть на бой «прямой наводкой», то есть заведомо вывести гаубицы под прямой огонь противника, очень твердо верить в свой профессионализм и профессионализм бойцов и, главное, суметь очень точно рассчитать координаты наведения орудия. Откуда в 20 лет у Алексея была такая железная уверенность и такой стальной профессионализм?

Старший полковой батареи

В декабре 1943 года Алексей получает ранение во время боев за город Мелитополь. Как отмечено в документах – легкое. В учетной же карточке лейтенанта Бутанаева отметка о смене военной части. В июле он направлен в 152-й гаубичный артиллерийский полк, 146-й Киевской ордена Суворова армейской пушечной артиллерийской бригады.

Он – старший полковой батареи. Фактически заместитель командира батареи. Согласно «Наставлению по огневому делу» список обязанностей старшего офицера батареи, командира огневого взвода настолько обширен, что не рискну процитировать полностью. Но если вкратце – в полной мере отвечает за жизнь бойцов, за выбор позиции для огневых взводов, постоянное их обеспечение боеприпасами, он принимает решения в рамках поставленной боевой задачи. И обязан обеспечить сохранность живой силы и орудий.

По боевым донесениям 152 ГАП можно смело предположить, что под началом у Алексея гаубицы 122 калибра М-30. То есть самые современные из советских гаубиц, обслуживает каждую 8 человек. Огневой взвод – это три орудия. Но батарея, а Алексей старший батареи, может состоять из нескольких взводов. Несколько десятков человеческих жизней под началом. Руководи, принимай решения и береги бойцов!

Войска шагают по Европе

А войска шагают по Европе. 1944 год, 1945-й… Молдавия, Болгария, Румыния… С июля 1944 по февраль 1945 года Алексей проходит от местечка Вулканешты в Молдавии до сельца Чечейовце в Словении. Если в километрах – это 964 км. На машине – 14 часов езды – световой день, а если пешком – то десять дней. А если с боями в составе войск Украинского фронта – то 7 месяцев.

Штудирую документы его полка. Удивляет ощущение какой-то неумолимой, неотвратимой лавины наступления.

«2 сентября получен приказ переправиться через Дунай. 3 сентября – войска частично переправились через Дунай, 152 ГАП сосредоточен в районе переправы».

«4 сентября – войска переправлены через Дунай, 152 ГАП на марше Ак-Кадым».

«5 сентября – войска перемещаются в места сосредоточения… артиллерия 66 с 152 ГАП в районе Пазарли».

Пазарли – это привет с родины Александра Великого – Северная Македония. Господи, какие только дороги не топтали сапоги сибирского парня из села Большая Сея! И вплоть до февраля марши, бои и мощное движение вперёд. И эту лавину не остановить. Но Алексей! Ведь речь идёт не о пехоте, об артиллерии. Вот, представьте, вес каждой гаубицы – до 2,5 тонн. Перевезти их с места на место можно только на тягачах. Из всё тех же донесений ясно, что 152-й полк располагает тягачами «Студебеккер». Значит, каждое передвижение огневого взвода требует определённой подготовки. То есть помимо боевых задач, есть еще и чисто хозяйственные – перевезти, установить, обеспечить снарядами, накормить бойцов, следить за боевой и политической подготовкой… И все это ложится на плечи парня 21 года от роду. Как же рано тогда взрослели…

Справлялся ли? Хватало ли сил? Вот наградной лист, он датирован февралем 1945 года. И в этом листе значится новая часть. Уже третья на военном пути Алексея –3-й гвардейский артиллерийский полк, 477-й артиллерийской бригады 50-й стрелковой дивизии. Но главное – этот лист характеризует командира Бутанаева куда точнее, чем все мои высокопарные сентенции.

«За время работы на должности командира огневого взвода тов. Бутанаев показал высокую организованность в работе и воспитании личного состава. В боях за деревню Мокранце точным и прицельным огнём своего взвода подавил сопротивление до 2-х артиллерийских батарей противника, тем самым обеспечили свободное продвижение нашей пехоте.

17.01.45 года в селе Чечейовце противник силами до батальона пехоты при поддержке вражеской артиллерии контратаковал наши части, тов. Бутанаев, своевременно открыв меткий огонь, отразил контратаку противника, рассеяв до роты противника.

19.01.1945 г. Ведя огонь по батарее противника в районе села Чечейовце, метким огнем своего взвода взорвал снаряды на огневой позиции противника и уничтожил артбатарею противника».

Загадка смерти Алексея Бутанаева

Читатели мои дорогие, это последний боевой документ. И он долгое время оставлял больше загадок, чем отгадок. Но дарил и надежду. Вот же он, наш Алексей дошагал до 1945 года!

По данным родственников, Алексей погиб в мае 1945 года. Но сколько не искала сведений о гибели нашего земляка, он не значится в листах безвозвратных потерь, списках захоронений, списках умерших в госпиталях. Май 1945 года… Честно, молилась в душе, чтобы только не в победном мае. Понимаете, есть высшая несправедливость в том, чтобы, пройдя всю войну, погибнуть на краю Победы.

50-ая стрелковая дивизия с января 1945-го участвует в Восточно-Прусской, Берлинской, Пражской наступательных операциях. А это значит, что войну Алексей мог закончить в Праге. А дальше что?

Как-то на просторах интернета попались данные, что некий Алексей Николаевич Бутонаев умер в 2002 году, в г. Красноярске. И родственники заказывали поминальный молебен. Я связалась с родственниками. Но это был совсем другой Алексей. И родился он на Алтае.

Все расставила по местам учетная карточка старшего лейтенанта Алексея Бутанаева. Фиолетовыми чернилами, будто подводя черту под короткой жизнью, надпись: «Убит в июне 1946 года».

И я не знаю, что несправедливей? Дата смерти – май 1945 или июнь 1946 года…
Точка поставлена. Но тайна смерти осталась. Я могу лишь предположить. Ваше право соглашаться или нет.

Знамя Гвардейской дважды Краснознаменной ордена Кутузова и Суворова Сталинской 50-й дивизии хранится в музее Донецкой милиции. Там же можно найти данные, что после войны, в 1945 году, дивизия была передислоцирована в Белорусский военный округ, сначала в г. Слуцк, а после, в 1946 г. – в г. Брест.

Сказать, что в послевоенные годы в Белорусском Полесье было неспокойно, значит ничего не сказать. Банды недобитых молодчиков УПА, ОУН и даже польской армии Крайова еще семь лет не давали спокойно жить Белорусии. И в борьбе с ними наряду с частями НКВД участвовали и фронтовые части Красной Армии. Известно, что с 1945 по 1946 год молодчики из бывшей армии Крайова, известные более как банда Басты, совершили 23 нападения на воинские части в Брестской области. Уж не там ли погиб наш Алексей? Кто теперь скажет наверняка? Даже дата его смерти приблизительна – июнь 1946 года. Год, как окончилась самая страшная из войн. Год, как над Родиной огромное и такое мирное небо.

Наталья Ковалева

4131

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom