Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 05.12 73.74 0
EUR 05.12 83.24 0
Архив номеров

Наш приемный дед или История о том, за что мы больнице благодарны

2021-11-18

Когда мне исполнилось тридцать с хвостиком, я стала периодически ходить в больницу: то зубы лечить, то диспансеризацию проходить. Тогда-то, сидя в очередях, я и обратила внимание на одного деда. Он то и дело подсаживался то к одним, то к другим, оживленно с ними общался, расспрашивал про общих знакомых, вспоминал прошлое. Колоритный такой дед, громкоголосый, видно, что в молодости это был физически сильный мужчина.

Однажды он подсел ко мне:

– И что ты тут такая молодая делаешь? Я в твои годы в больницу только к жене в роддом приходил, да прививку ставить?

– Диспансеризация…

– А чьих будешь? Больно на Надю Антонову похожа. Жила тут раньше семья, потом разъехались кто куда.

– Я дочь Нади…

Дед этому факту очень обрадовался! Начал вспоминать мою маму, бабушек-дедушек. Похвалил меня. Дважды. Во первых, что на родину вернулась. Во-вторых, что поддержала мужа и согласилась из города переехать с ним сюда, в небольшой райцентр.

– Эт правильно! Эт хорошо! Это ты молодец, – довольно кряхтел дед.

Через полгода мы опять столкнулись с ним в больнице:

– Зуб болит?

– Угу.

– А я только после 60-ти стал к стоматологу ходить. Да и вообще в больницу стал ходить только тогда, когда бабку свою схоронил… Думаешь, болею я? Болею, конечно, по мелочи, но все больше от скуки хожу. Только здесь да в магазине и могу с людьми пообщаться. Скучно дома одному, а тут вон сколько знакомых!

Вон видишь бабку в синей кофте? Моя первая любовь! А какая учительница была! Как ее дети любили и мои в том числе. Вон Маня идет – лучшая доярка была. А вон дед хромает – это Миша, первый парень на деревне был. Лучший комбайнер, гармонист, спортсмен! Теперь ходит еле-еле… Эх, старость ты старость…

Казалось, каждого дед Ваня (он сам попросил его так называть) знал, про каждого находилась у него история.

Наша же с ним совместная история началась, когда мы с мужем решили купить жилье в ипотеку. Так получилось, что помочь нам материально наши родители не могли, рассчитывали мы только на свои силы. Исходя из зарплаты бюджетников нам дали небольшою сумму, соответственно и жилье мы купили небольшое: две комнаты, кухня, покосившаяся банька. Дом был на два хозяина и нашим соседом стал деда Ваня. Ох, как он обрадовался тому, что именно мы туда заехали:

– Заживем теперь! – приговаривал он, командуя мужиками, которые разгружали наши вещи.

Если честно, мы с мужем немного напряглись от такой его бурной реакции. Как впоследствии оказалось, не напрасно. Деда Ваня приходил к нам несколько раз в день, и если в мое «бабье царство» он не лез, то мужу что-то постоянно советовал, подсказывал, пытался помочь. Муж пытался тактично отказываться, но это было бесполезно. То и дело вспыхивали конфликтные ситуации. А помирил их друг с другом… один метр. Да, да – один метр.

Через год после того, как мы переехали, муж решил строить баню, в прежней стало совсем невозможно мыться – все тепло уходило в щели, по ногам нещадно дуло, да и потолок всем своим видом показывал, что скоро рухнет прямо нам на головы.

О том, как должны быть размещены постройки во дворе, муж имел собственное представление, только свой фэн-шуй и свое видение он считал правильным. Мне это не мешало: моя территория – дом и палисадник с цветами, его – двор. За годы совместной жизни мы поняли, что нам лучше просто помогать друг другу, а если советовать, то оооочень аккуратно.

Так получилось и с баней. Она должна была быть именно такого размера и стоять именно таким боком, как видел это муж. Но чтобы она получилась именно такая, не хватало метра. Дальше начинался забор деда Вани. И так уж мужу эта баня и пресловутый метр покоя не давали, что он стал даже хуже спать и есть, осунулся и ходил мрачный, пытаясь решить этот сложный ребус.

– А чего это, внучка (дед стал так меня называть), у тебя мужик ходит сам на себя не похожий? – спросил он меня однажды, я и ответила, в чем причина.

– Хм… метр говоришь… – и ушел.

Я приготовилась к скандалу, так как это было не самое подходящее время для того, чтобы разговаривать с моим мужем. Но через полчаса мужики сидели на кухне и… обмывали подаренный дедом Ваней метр, да не один метр, а метр по всей длине огорода. Через несколько дней, оставив место под стройку, они на пару разбирали старый забор, городили новый, на новом месте посадили пару кустов смородины и сливы. Да так всё дружно делали, что я только удивлялась!

Началось строительство бани. Опять я с ужасом ждала, как один будет советовать, а другой всячески этим советам противиться. Один действительно постоянно советовал, подсказывал, а другой каждый вечер перед сном пел оды нашему деду:

– А дед-то наш, какой умный и практичный! Столько всего дельного подсказал! Вот голова!

Я удивлялась и радовалась. Так они и строили вместе, не спеша, основательно. Дед Ваня то и дело притаскивал из дома какие-то инструменты, железяки и массу других нужных вещей. Вот тогда-то мы оценили качество старых советских вещей! Неубиваемые просто!

Наш первенец родился через неделю после того, как банька была сдана в эксплуатацию и опробована. Хорошая получилась! Просторная! Через год, с разницей в два дня я родила второго сына.

Декретный отпуск пролетел незаметно и благодаря деду Ване – легко. Он всегда был рядом. Приглядывал за малышами, готовил и стирал, когда я, измученная бессонными ночами, уже не могла даже ходить, не то, что готовить, а муж в это время слег в больницу. Так мы и жили. Однажды дед Ваня сказал:

– Давайте дверь прорубим на мою половину, стар я уже вокруг дома за каждым разом бегать. Дверь поставим, я вам мешать не буду. А ходить, если что – удобней.

Мы подумали, подумали и согласились. Дед опять оказался прав. Удобней стало всем. Особенно Ваньке и Петьке. Этим двоим было совершенно наплевать на то, что у них разница один год, они все делали вместе, и пакостили тоже вместе. Успокоить, накормить, просто заставить посидеть спокойно их мог только дед. И они, только открыв глаза, первым делом спрашивали:

– Деда де?

С появлением двери, они стали у деда проводить больше времени, чем в своем доме. Постепенно к деду переехали все их машинки, кубики, телевизор для просмотра мультиков. Так большая комната деда стала их детской.

Вот только купленный нами детский столик и стулья дед забраковал:

– Не пойдет! Нам будет тесно!

Оставив нас в недоумении, он пошел делать мебель сам. Естественно, мальчишки с ним. И как ни странно, ни один не порезался и не поранился! Дед как всегда умел найти к ним подход. Изготовление мебели затянулось на несколько дней, то того не хватало, то этого. Но через неделю в комнате уже стоял большой стол и… три стульчика! Размер одного явно указывал, что сидеть на нем дед собирался сам.

В садик мальчишки пошли вместе, а вот всякими болячками болели по очереди. И опять на выручку пришел дед. Чтобы я не брала постоянно больничный, он вызвался сам сидеть с приболевшим ребенком. Я боялась, что он и сам заразится от них, но ни разу дед ничем не болел. Единственное, что его иногда беспокоило, это спина, и суставы, реагирующие на погоду.

Когда у деда прихватывало спину, я натирала ее ему всякими мазями, кормила, ухаживала, но подрастающие ребята непонятным для меня образом решили, что дед – только их, и ухаживать за ним будут только они. А детская любовь – страшная сила! Только чтобы выжить и прекратить весь поток любви и заботы, ты махом излечишься от любых болезней!

Как-то после очередного ужина дед, выпив три чашки чаю, пошел к себе, дети проводили его до двери, пришли и сказали:

– Надо кровати нам у деда поставить, – и тут же пояснили, – у мамы есть папа, у нас есть мы, а дед один? Нельзя одному быть! Тем более, ночью. Мы там теперь будем спать.

Переубедить не получилось. Кровати переехали. Дед и дети были счастливы, я же тосковала так, как будто уехали мои мальчишки на край земли.

Муж смотрел, смотрел на это и снял дверь с петель:

– Все. Смотри – один дом, одна семья. Дети в соседней комнате.

Мне стало легче. Всем стало легче. Стерлись какие-то границы, и появилось ощущение, что мы действительно одна семья!

– Теперь я точно ваш приемный дед! – довольно улыбаясь, заявил деда Ваня. – Ну а что? Дети приемные бывают? А почему старики не могут?

На том и порешили.

Конечно, у нашего деда были свои дети. Два сына и дочь. Один жил в Норильске, другой – в Москве, дочь – в Калининграде. Приезжали сыновья с семьями раз в год на две-три недели, дочь – раз в три года. И было видно, тяжело им тут, все не так, не для них. Когда они уезжали, дед пускал для приличия слезу и уже через полчаса радостно начинал жить прежней жизнью – жизнью до их приезда.

Потом у нас появилась Анечка. Ее фотографию мы увидели в газете и как-то даже и не обсуждали, просто решили – наша девочка. И взяли ее к себе. Анечка не просто была очень похожа внешне на мальчишек, она внесла в дом ту нежность, доброту и ласку, которой так не хватало в этом мужском царстве. Ей было семь лет, когда она появилась у нас. Мальчишки были старше на 3 и 2 года. Помолчав неделю, вынесли вердикт:

– У нас есть приемный дед, а теперь и сестра! – и взяли ее под свою опеку.

Когда старший заканчивал 9-й класс, мы устроили дома праздник, пришли друзья, родственники. Дед как-то подозрительно молчал весь день и лишь вечером, когда все разошлись, а посуда была перемыта, он собрал нас всех и вручил пакет документов в мультифоре. Сказал лишь одно:

– Теперь я спокоен. Теперь весь дом – ваш. ПО ЗАКОНУ!

Как выяснилось, дед оформил все документы на дом, составил завещание и так далее.

Молчали мы долго. Потом несколько дней вели переговоры, отказываясь от такого подарка. Дед слушал, слушал, да как рявкнет на нас:

– Да каким детям-внукам наследство? Ни я, ни этот дом им не нужны! Вы – мои дети-внуки, живем одной семьей уж сколько лет и дом значит ваш! Живу я с вами, и помирать буду с вами!

Мы были вынуждены согласиться. Но я все же обзвонила его детей, они ничего не имели против.

Дед развил бурную деятельность. Заставил мальчишек разобрать забор и его старую баню – стоит без дела который год, все равно в вашей моемся. А потом позвал нас с мужем. На столе лежали два увесистых конверта.

– Вот здесь – деньги на похороны. Вот здесь – на машину.

– ???

– Я ведь вижу, как вам тяжело деток ваших ростить. Доходы небольшие, расходы – большие. Давно я думал, что технику купить надо, сколько можно друзей да родственников просить? Да как сказать не знал. А щас не откажите. Помру я скоро и это моя последняя просьба.

Дед Ваня действительно стал сдавать. Все чаще вызывали скорую, все чаще он отдыхал, лежал на диване или сидел на лавочке на улице. Мы понимали, что скоро случится то, что случится, как-никак 90 лет скоро.

Машину купили, дед, несмотря на свой возраст, поехал вместе с мужем. И очень рад был просторной, удобной иномарке. Взяли, конечно, с рук, но хорошего качества, проверяли ее долго и тщательно – как дед учил.

Когда дед Ваня загремел в больницу, то радовался как ребенок, рассказывая всему медперсоналу и сотоварищам по палате, что именно благодаря больнице он с нами и познакомился. И с гордостью называл себя «приемным дедом».

Хоронили мы его со светлым чувством благодарности. Мы были благодарны ему за все: за интересные истории за чашкой чая, за смекалистые бытовые советы, за то, что помогал с детьми, и за то, что благодаря ему наши жизненные условия стали гораздо лучше. Хотя перед смертью он мне сказал:

– Я вам многое дал? Эээ нет, внучка, вот станешь старушкой седой и поймешь, как много дали мне вы, вашему приемному деду.

Историю записала Зоя Лукашевская

399

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica