• Архив номеров
  • знач. изм.
    EUR USD 29/01 62.83 -0.4919
    EUR EUR 29/01 69.23 -0.4485

Архив

Последние комментарии

Объявления

Вопрос-ответ

Здравствуйте ,на бумажную версию газеты объявления о продаже домов публикуются?

В газете публикуются. На сайте нет

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

    Земля не может не рожать…

    Нашим мамам посвящается

    2019.11.29 105 0
    Земля не может не рожать…

    – Помню, в интернете фразу выцепила «Нельзя сбрасывать со счетов и труд грудного вскармливания младенца», – начинаю и не заканчиваю, сметенная смехом. Смеется мать троих взрослых детей Людмила Болонина, смеется Тамара Сазанакова мама двух подростков, заливается звонко, как колокольчик, Людмила Боргоякова, мама троих ребятишек в возрасте от 8 и до 12… Не понять горожанкам этот блаженный миг тишины, когда чмокает сладко твое дитя и на щеке его дрожит, переливаясь, голубоватая капля молока, эти минуты, вырванные из круговерти вечных дел, – это отдых! А интернет… что он знает о жизни ваш интернет?! Иногда кажется, что его мутные воды с воплями чайлдфри, требующими себе свободу жизни без детей, текут далеко-далеко от деревни.

    Чего не понять горожанам?

    – Сколько в Большесейском сельсовете многодетных семей? – задаю вопрос Тамаре Сазанаковой, главе Большесейского сельсовета.

    – Двадцать семь, в Большой Сее – 14, в Малой – 4, в Верхней – 9.

    – И какие это семьи?

    – По большей части рабочие и крепкие. Нет, есть и такие, за которыми нужен глаз да глаз, но все же в основном – хорошие семьи, хоть достаток у всех разный.

    – Скажите, а матерью в селе быть сложнее, чем в городе?

    – Сложнее, – отвечает Тамара Владимировна.

    – Одно и то же,– вступает в спор Анна Карнаухова, секретарь большесейского женсовета. До этого Тамара мне по секрету сообщила, что во многом благодаря активности Анны Анатольевны женсовет взял под крыло мамочек и детей из малообеспеченных семей. И чем может, помогает. Да и за мамашками, из числа пьющих, строгий надзор. «Для неё точно чужих детей нет», – сказала она минуту назад.

    – Не сравнивай даже! – горячится глава сейчас. – В городе ты встал часов в семь, кинул еду в микроволновку, накормил ребятишек и в школу увез.

    – А в селе не то же самое?

    – То же самое, но встал в пять-шесть часов, корову накормил, подоил, еду приготовил, печь затопил и потом детей поднял. А вечером чем в городе заниматься? Пришел с работы – и занимайся с детьми. У горожанок времени на детей куда больше, чем у нас.

    – Верно, – вступает в разговор Людмила Болонина. – Я жила и в городе, и в селе, могу сравнить. В городе, действительно, делать-то особенно нечего. Но зато у нас дети к труду приучаются с детства. В 10 лет, что сын, что дочки, мне уже вовсю помогали. И растут наши ребятишки более самостоятельными, потому что пасти их некогда.

    – А у них выход есть? Если родители не бездельники, дети при них лентяями не станут. Трудолюбие идет из семьи в семью, – Тамара Сазанакова переводит взгляд за окно. – Вон, видите, девушка идет, Алимпиада Дёмина. Вы про её мать писали – Наталью Николаевну Трушину, у неё четверо детей, всем дала образование, все выросли достойными людьми. Потому что воспитывались в труде и заботе. И у Алимпиады скоро третий ребенок будет. Еще одной многодетной семьей станет больше. И в ней ребятишки будут достойными расти, уверена в этом.

    Мне опять приходит на ум возмущение одной из мамочек в сети интернет: «А где дети находятся, пока вы сельским хозяйством занимаетесь? Одни? Так это уголовная статья – оставление в опасности. Вам что важнее – дети или сельское хозяйство?»

    Да, как же безмерно далек город от деревни. Ему наверное никогда не понять, что дети деревенским матерям важнее, но их без сельского хозяйства, увы, вырастить трудно. В деревне между понятиями «труженица» и «хорошая мать» можно смело ставить знак равенства.

    Зачем в деревне пианино?

    – Мне обидно, – вздыхает глава, – что у сельских детей возможностей для развития меньше, чем у городских. Нет, секции в школе работают. Вот Игорь Олегович Федянин, тренер по борьбе и учитель физкультуры, с детьми, как отец, и строго, и внимательно. В клубе кружки есть, и постоянно дети заняты, то к концерту готовятся, то к конкурсу. Но ведь выбор-то невелик! Пара секции и три кружка…

    – А у вас дети куда ходят?

    – Куда-куда, – улыбается Тамара, – сын на борьбу… вон, как у Людмилы Витальевны нашей. У нас большинство мальчишек ходят или на волейбол, или на борьбу, да и девочки тоже. А дочку я в «музыкалку» вожу, когда успеваю. А когда не успеваю, сажу на «Газель». Езжай, учись музыке.

    И вдруг вспоминает:

    – Людмила, пианино-то установили?

    – Дочке купила, – смущенно поясняет Людмила Боргоякова.

    Эпопея с пианино началась еще летом, когда Людмила решительно отправила Милану в музыкальную школу. Вот тогда и встал вопрос: «На чем дома заниматься?» И надо знать Людмилу, в ней, худенькой и маленькой, сила семи богатырей и энергия атомной станции. Иначе просто бы не успевала и троих детей воспитывать, и клубом руководить, и общественной работой заниматься, добавьте к этому нешуточное хозяйство Боргояковых – и кони, и коровы, и овцы.

    – Мы вместе с Людмилой сначала искали, и глаза у нас округлялись, – глава улыбается. – Цены на пианино – 100, 150 тысяч. Меньше 30 тысяч рублей не нашли. Как довезла-то?

    – Нашла в Таштыпе грузоперевозку – такси и мужиков-грузчиков наняла. Муж-то в тайге. Привезли, занесли… Ой, я же его сегодня переставила в дочкину комнату. Пусть там стоит… А вы что, про пианино напишете? Зачем?

    – Обязательно. Это не просто пианино, Люда.

    Это показатель родительской ответственности и любви. Во-первых, само приобретение инструмента неизменно пробивает брешь в далеко небогатом семейном бюджете. Во-вторых, это просто дико трудно привезти громоздкий инструмент в село за десяток километров от райцентра. И в-третьих, знаете, почему пианино? Не домра, не балалайка, не баян, что было бы и дешевле, и проще? Дочь так хотела. Такая вот светлая мечта сельской девочки, на которую можно было махнуть рукой, но тогда одной мечтой стало бы меньше, а одним разочарованием больше. Ведь не о дорогом планшете ребенок мечтал, не об игрушке – о музыке…

    – Нынче у нас многие женщины так поступают, у кого ребятишки есть, – возят в «музыкалку» в Таштып. Даже с Верхней Сеи ездят – Карушевы и Сизовы. Я их мужеству просто удивляюсь, – продолжает Тамара Владимировна. – Что у Надежды Константиновны Карушевой, что у Татьяны Юрьевна Сизовой – семьи многодетные, у Надежды – пятеро детей, у Татьяны – тринадцать, причем еще и приемные. Им, казалось бы, и без музыки забот хватает. Я даже представить не могу, сколько же надо сил, чтобы поднять такие большие семьи. Какого размера кастрюлю супа надо варить ежедневно, сколько стирать, сколько внимания и тепла отдавать.

    – Старшие дети наверняка помогают?

    – Помогают, а до того, как они выросли, как матери со всем справлялись? Ведь и дети у них, как на подбор – активные, творческие, учатся хорошо. А потом ведь и другая сложность, когда дети вырастут, как всем дать образование? У нас возможности репетиторов нанимать нет. Значит самим надо так следить за успеваемостью детей, чтобы поступили на бюджет.

    И встают на крыло журавлята

    Мне вдруг вспоминается разговор с многодетной матерью из деревни Верхняя Сея Татьяной Николаевной Колесниковой. Их семья, далеко не самая богатая, образование дала двоим – сыну и дочке. Сейчас учится младший…

    – Как Вы их учите, Татьяна?

    – Скот же держим, – просто объяснила она тогда. – И бабушка помогает очень хорошо. Не она бы, не потянули…

    В деревнях студентов именно тянут, зачастую отдавая последнее, выращивая скотину, работая и подрабатывая. Тянут нередко два поколения старших, с единственной мыслью – вывести в люди.

    – Знаешь, – сказала тогда Татьяна, – нам еще повезло, дети у нас неизбалованные. Мои никогда с меня не требовали ни дорогой одежды, ни крутых телефонов. Им хватало того, что мы могли дать…

    И зная семью Колесниковых – работящую, дружную и вместе с тем скромную, светлую, – трудно не понимать, что это не «повезло» – это плоды воспитания: добрые, работящие, сильные дети, в которых нет и не может быть потребительского отношения к родителям.

    Но все же гложет тревога, вот выучатся, вырастут и… что дальше? Какое будущее их ждет в деревне? Очень часто, что никакое. И улетают птенцы вить свои гнезда далеко-далеко от родного дома.

    Вот, к примеру, у Людмилы Болониной взрослый сын служит по контракту, достойно служит, но за плечами у парня далеко не всегда мирные полигоны.

    – Как Вы сына отпустили? – интересуюсь.

    – Да я сама подтолкнула его к этому. У него уже семья, её кормить надо. Подумали, порешали и отпустили. Тяжело, сердце всегда не на месте: как он там? Но куда еще?.. Здесь ни работы достойной, ни зарплаты.

    В семье Болониных трое детей. Далеко-далеко от родного порога судьба увела и дочь, работает на Севере фельдшером.

    – Там совсем другие заработки, – говорит Людмила.

    И не упрекайте матерей в отсутствии патриотизма. Себя во имя малой родины можно обречь на трудный достаток или бедность, но обречь на это свое дитя – немыслимо. Дети должны жить лучше родителей, а иначе, зачем мы их растим? Будь у подросших наших журавлят возможность достойного заработка здесь, в селе, деревне, разве отпускали бы мы их так далеко?

    И завершая разговор…

    – Я могу многие семьи назвать, многих матерей отметить, – говорит Тамара Сазанакова. – Вот, например, Алла Петровна Пидюрова, воспитала дочь и сына. Дочь получила высшее образование, работает в Красноярске. Семья Токмашовых – трое сыновей, двое в полиции работают. Нэллионора Николаевна Морозова с мужем вырастили двух сыновей, трудятся в полиции и в авиалесоохране. Галина Николаевна Шишкина вырастила замечательную дочь. Свекровь моя – Мария Михайловна Сазанакова, знаете, не сложилась у нас с её сыном судьба, но Мария Михайловна до сих пор помогает мне, воспитала своих детей, теперь вот с внуками помогает. Работящая, хозяйка, каких поискать. И на всё у неё хватает сил. Мама моя – Ольга Александровна Сыргашева, всю жизнь в работе, всю жизнь в делах, но я лучшей матери не могу себе даже представить. В деревне очень многое держится именно на матерях. У женщины всегда есть стимул – дети. И ради них она горы свернет. Людмила Сергеевна Козлова – вот недавно родила, казалось бы, а до родов она коров пасла. Тяжелая, мужская работа. Сейчас опять говорит: выйду пасти. Затрат в семье прибавилось. И выйдет. Если женщина – настоящая мать, она сделает все, но ребенок не будет голодным. Вы пожелайте им всем, нашим мамам здоровья сил и любви детей. Всего самого хорошего им, достатка и тепла…

    Как не пожелать. А в голове опять всплывает главный вопль интернета: «Сперва – лужайка, а потом – зайка». И вновь опровергает его деревенская мать, и думается невольно: а жди она сытную лужайку, кем прирастала бы страна? Рождаемость-то в деревнях в 4-5 раз выше, чем в городе. Может быть, потому что земная она, деревня. А земля не может не родить…

    Наталья Ковалева

    На снимке: Тамарины журавлята

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Актуально

Новости

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список