• Архив номеров
  • Погода за окном:
  • знач. изм.
    EUR USD 23/10 36.18 0.1937
    EUR EUR 23/10 49.58 0.5674

Архив

Последние комментарии

Объявления

Вопрос-ответ

Здравствуйте, хочу отправить вам небольшую статью. какой у вас адрес электронной почты?

Читайте свою заметку в пятничном выпуске - http://tashtyp3.ru/?module=articles&action=view&id=6573

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

    О моем расскажите отце…

    К Дню Великой Победы. Память

    2018.05.11 140 0
    О моем расскажите отце…

    Я хочу поделиться с вами воспоминаниями по рассказу своей мамы Фаины Ивановны Ликатурновой (Комарицыной) об её отце, то есть моём дедушке Иване Алексеевиче Комарицыне. Он не вернулся с войны. Сначала мы получили на него похоронку, а через некоторое время пришло извещение, что пропал без вести. Поэтому всю жизнь родные ждали его возвращения, хоть какой-то весточки. Может быть… Ведь всякое случается…

    Мама рассказывала: «Помню, как провожали на войну нашего папку. Только мы с братом Николаем его и помним, так как две другие сестрёнки Аля и Галя были еще совсем маленькие. Все жители колхоза Нижнего Имека были на митинге, а папка наш, такой молодой, красивый, держал речь. Он держал меня на плече, мне было 8 лет, и обещал, что воевать будем до победы, пока не добьём всех фашистов, не позволим им хозяйничать на нашей земле: «Я лично клянусь, убью девять фашистов, а десятого на штыке привезу, чтобы отлились ему все ваши слёзы! Верьте, мы вернёмся домой с победой, только ждите!».

    Выступали и другие отцы и братья, но речь отца я запомнила на всю жизнь. Потом, в завершении митинга, была команда: «По машинам!». Как в голос заголосили все женщины и дети! Мама, Клавдия Агаповна, повисла на шее у мужа, а мы уцепились за ноги: «Папочка, не уезжай, не бросай нас…». Мужчины уселись в «полуторки» и колонна машин тронулась из деревни, а мы все бежали за ними, плакали, падали в дорожную пыль и кричали: «Распроклятая машина, не увози нашего папку!». Стоя в кузове, он махал нам, пока его было видно, и обещал вернуться.

    Потом началась трудовая сиротская жизнь, так как в мае 1942 года пришла похоронка, что погиб он под городом Петрозаводском на Карелофинском перешейке. Маме было очень трудно: нас четверо, какие мы ещё ей помощники, но мы старались, жалели ее. Работали в колхозе, как все собирали колоски, на сенокосе, выполняли все посильные работы. А женщины помогали друг другу косить сено, ведь коровушка была тогда главной кормильцей. Зимой ездили по дрова в лес, а много ли мы могли привезти? Лошадь колхоз давал, поддерживали друг друга.

    Переживали военное лихолетье очень нелегко. Как-то мама принесла в кармане прелого зерна и мы, голодные и холодные, ждавшие маму до вечера с работы, растопили печку и разложили на плите сушить это зерно. А на утро по доносу соседа маму пришли и арестовали. Дали ей срок за кражу по «законам военного времени». На суд нас не пустили, но сказали, когда её повезут в Минусинск. Мы всю ночь просидели у дороги, ждали «черного воронка». А потом не было сил от горя и слёз бежать за машиной, которая увозила от нас нашу кормилицу, нашу больную мамочку! Когда мы остались одни, родственники решили увезти нас к себе в Туву. Заколотили избёнку и уехали, но мы не смогли жить на чужбине. Каждый день думали о маме, о папе: «Что же мы тут делаем? А вдруг освободят маму, а нас нету дома, а вдруг папка придёт и будет нас искать!». И мы вернулись обратно домой, в Нижний Имек. Продолжали ходить в школу. Наша учительница Анастасия Васильевна Карпенко как-то раз нам сказала, что можно попробовать написать письмо матери Зои Космодемьянской с просьбой о помощи в освобождении мамы. Мы воспряли духом, написали, многие жители подписались под этим прошением. И чудо свершилось, маму освободили! Тюремная жизнь подорвала её здоровье, но мы были несказанно рады её возвращению, ведь это огромное счастье для сирот, когда мамочка, пусть и больная, но рядом, мы не могли на неё надышаться. Я была в поле, прицепщиком работала, когда мне сказали, что мама приехала. Не помню как бежала домой, через поле, ноги отказывались бежать, тогда я бросала вперед фуфайку и ползла до неё где на коленях, где на животе и одна в голове мысль: «Мама, мама дома!».

    От переживаний и тяжелой работы мама сильно болела и умерла в 1957 году. Ни на минуту она не переставала ждать с войны любимого мужа.

    Теперь уже нет в живых и моей мамы, Фаины Ивановны, но её рассказы об отце живы в моей памяти. Когда проходил митинг в честь Победы, то мама с братом Николаем Ивановичем всегда плакали и пели:

    Я не знаю, где ты похоронен
    От родимого дома, вдали
    Над тобою береза ветвей не наклонит,
    Там горькие травы взошли.
    В том году, в 45-м,
    Мы все ждали тебя на крыльце,
    Если с ним вы служили солдаты,
    О моём расскажите отце.

    До сих пор мы ищем хоть какой-нибудь след нашего деда. Каждый год на День Победы он с нами, смотрит на нас с портрета в «Бессмертном полку». Пока мы живы, мы будем его помнить и передавать друг другу мамины воспоминания о нашем дорогом безвестном дедушке Иване Алексеевиче Комарицыне и клянёмся, что не прекратим поиски, ведь у каждого погибшего солдата остались потомки.

    С уважением О. Кишкина, с. Имек

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Актуально

Новости

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список